Лисичка-сестричка и волк

(русская народная сказка)

Проголодалась лиса, бежит по дороге и смотрит по сторонам: нельзя ли где-нибудь чем-нибудь поживиться. Видит она — везёт мужик на санях мёрзлую рыбу. Забежала вперёд, легла на дорогу, хвост откинула, ноги вытянула… ну, дохлая, да и полно!
  Подъехал мужик, посмотрел на лису и говорит:
— Славный будет воротник жене на шубу.
Взял лису за хвост и швырнул в сани, закрыл рогожею, а сам пошёл подле лошади.
Недолго пролежала лисонька: проделала в санях дыру и давай в неё рыбу выкидывать… Рыбку за рыбкой, повыкидывала всю, а потом и сама из саней потихоньку вылезла.
Приехал мужик домой.
— Ну, старуха,— говорит он,— какой воротник привёз я тебе на шубу!
— Где?
— Там, на возу, и рыба и воротник.
Подошла баба к возу: ни воротника, ни рыбы.
Тут дед смекнул, что лисичка-то была не мёртвая; погоревал, погоревал, да делать нечего.
Лиса перетаскала всю рыбу к себе в нору, села у норы и рыбку кушает. Видит она: бежит волк. От голода у него бока подвело.
— Здравствуй, сестрица! Что кушаешь?
— Рыбку. Здравствуй, братец.
— Дай мне хоть одну.
— Налови сам да и кушай.
— Я не умею.
— Эка, ведь я же наловила. Ты, братец, ступай на речку, опусти хвост в прорубь, сиди да приговаривай: «Ловись, рыбка, и мала, и велика. Ловись, рыбка, и мала, и велика». Рыба к тебе сама на  хвост зацепится. Да смотри, сиди подольше, а то не наловишь.
Волк и пошёл на речку, опустил хвост в прорубь и начал приговаривать:
— Ловись, рыбка, и мала, и велика! Ловись, рыбка, и мала, и  велика!
Долго сидел волк у проруби, всю ночь не сходил с места. Хвост его и приморозило. Попробовал приподняться: не тут-то было!
«Эва, сколько рыбы привалило, и не вытащить»,— думает волк. Смотрит, а бабы идут за водой. Увидели волка и кричат:
— Волк, волк! Бейте его! Бейте!
Прибежали и начали колотить волка, кто коромыслом, кто ведром, кто чем попало.
Волк прыгал, прыгал, оторвал себе хвост и пустился без оглядки бежать.
«Хорошо же,— думает волк,— уж я тебе, лиса, отплачу».
А лисичка-сестрчичка, покушавши рыбки, захотела попробовать еще что-нибудь стянуть. Забралась она в избу, где бабы блины пекли, да попала головой в кадку с тестом. Вымазалась и убежала.
Бежит, а волк ей навстречу:
 — А, так-то ты учишь меня, лиса! Всего меня исколотили.
 — Ах, куманёк, тебя всё по бокам колотили, а меня-то по голове, родимец, по голове! Гляди-ка, вся в шишках.
А волку и невдомёк, что у лисы на голове не шишки, а тесто комьями застыло.
— Вот так, куманёк, вот видишь, мне больней твоего, еле плетусь.
— И то правда,— говорит волк,— где тебе идти. Садись уж на меня, я тебя довезу.
Лисичка села да потихонечку и говорит:
— Битый небитого везёт, битый небитого везёт.
— Что ты там, лисонька, говоришь?
— А я говорю: битый битого везёт.
— Так, милая, так!