Искусный ковровщик

(индийская народная сказка)

Жил некогда в Южной Индии ткач. Он ткал чудесные ковры, но делал это очень медленно — по одному в год, поэтому зарабатывал мало и денег на жизнь ему не хватало. Однажды, когда он заканчивал чуть ли не лучший свой ковёр, неожиданно сломался его стан.
Ткач был человеком бедным и вместо того, чтобы жаловаться на свою судьбу, взял топор и отправился в лес подыскать подходящее дерево, из которого можно было бы сделать новый ткацкий стан. Много деревьев он осмотрел, пока выбор его, наконец, не пал на один высокий самшит, росший у самого берега моря.
— Вот дерево, из которого я смастерю себе стан! — радостно воскликнул ковровщик и подступил к самшиту.
Но только он взмахнул топором, как услышал голос невидимого человека:
— Пощади дерево, ткач!
— Кто произнёс эти слова? — удивясь, спросил ковровщик.
— Я — лесной дух. Самшитовое дерево — моё жилище. Зачем ты хочешь срубить его?
Ковровщик робко опустил топор и ответил:
— Я выбрал это дерево для нового стана. Мой старый стан сломался, и если я не обзаведусь новым, то не смогу докончить ковёр и продать его. Тогда моя семья будет обречена на голод. О невидимый дух, покинь это место, и я срублю самшит!
— Прошу тебя, не притрагивайся к этому самшиту! Здесь мне гак хорошо. С моря дует ветер, и здесь прохладно даже в самый жаркий день. Лучше пожелай от меня всё, что тебе угодно, и я исполню твое желание, — снова послышался голос лесного духа.
Ковровщик подумал-подумал и согласился, однако сказал, что первым делом вернётся домой и посоветуется со своей женой.
По дороге ковровщик встретил своего друга — брадобрея.
— Куда ты так спешишь? — спросил его брадобрей.
— Не задерживай меня! — ответил ковровщик. — Я спешу домой посоветоваться с женою, что мне потребовать у лесного духа, которого я держу в руках.
— Потребуй у него царство! — воскликнул брадобрей. — Тогда ты станешь царём, а меня сделаешь своим советником, и мы с тобою получим все земные блага!
— Ты, пожалуй, прав, — сказал ковровщик, — но все же я первым делом посоветуюсь со своей женой.
— Что ты, друг! Зачем тебе совет жены?
— Ты наверняка прав, но всё же я посоветуюсь с женою, — ответил ковровщик и поспешил домой.
— Что мне потребовать от лесного духа? — спросил он жену.
— Мой друг брадобрей сказал мне: потребуй у него царство.
— Ну и глуп же твой брадобрей! Не слушайся его! Неужели ты не знаешь, сколько у царя забот? Отовсюду его окружают предатели и льстецы. Несладко живётся царю!
— Мудрые слова, дорогая! Предатели и льстецы... Но скажи мне, что же потребовать у духа?
— Ты больше всего на свете любишь своё ремесло, не так ли?
— Да, ты права, — ответил ковровщик.
— Все расхваливают твои ковры и с удовольствием их покупают. Но больше одного ковра в год ты не можешь выткать. Поэтому мы так бедны. Попроси-ка лесного духа, чтобы он дал тебе такой стан, на котором ты сможешь ткать столько ковров, сколько тебе захочется, и чтоб они были с такими красивыми узорами, каких еще никто не видывал. Ковровщик довольно кивнул головой, ибо совет жены пришелся ему по душе, и отправился на берег моря, где росло самшитовое дерево. Но чем ближе он подходил к дереву, тем тяжелее становилось у него на сердце.
„Ну хорошо, — рассуждал он, — даст мне лесной дух волшебный стан, который будет ткать ковры невиданной красоты, но чем буду заниматься я? Буду ходить на рынок, продавать ковры и копить деньги. Нет, это дело не по мне!" И ему стало так тяжело, что, подойдя к самшиту, он громко воскликнул:
— Ничего я от тебя не хочу, о лесной дух! Раз ты не желаешь, чтоб я срубил твоё дерево, помоги мне хотя бы починить мой старый ткацкий стан.
— Хорошо, просьба твоя будет исполнена! — ответил лесной дух.
Возвратись домой, ковровщик нашёл свой старый стан починенным. Уселся ковровщик за него, принялся за работу и забыл обо всём на свете. Целыми днями трудился он с утра до позднего вечера, не замечая ни своей жены, ни своего друга брадобрея, который время от времени заходил полюбоваться на узорчатый ковёр.
Соткав ковёр, мастер долго смотрел на него, затем улыбнулся и воскликнул:
— Никто не знает, сколь я счастлив! Я мог бы стать царём, у меня были бы несметные сокровища, множество рабов и льстецов, но искреннего друга у меня бы не было. Лесной дух мог бы сде лать меня богачом, но тогда я бы лишился покоя и всегда бы дро жал над своим богатством. А сейчас чьё счастье может сравниться с моим? Я вижу прекрасные узоры, вытканные мною, и слышу, как все от мала до велика восхваляют мой труд. Недаром народная мудрость свидетельствует: только через труд человек добивается исполнения своих желаний!
Ковровщик из Индии жил ещё много-много лет. Богатства он не нажил, но был счастлив, ибо ковры, которые он ткал, были краше золотых монет, которыми ему платили за положенный труд, и при виде дела своих рук он забывал о своей бедности. Слава его разнеслась по всей стране, и даже после его смерти народ еще помнил, какие чудеса искусства творил бескорыстный ткач из Южной Индии.

Материал для дополнительного чтения

Ворона

На одном дереве жили две птицы: ворона и воробьиха. Гнезда их были рядом, на самой высокой ветке.
А у вороны была такая привычка: как начнет ее мучить голод, она возьмет и съест свои яйца.
Вот раз прилетела ворона домой голодная и думает: «Чего бы мне поесть?» Смотрит – ни одного яйца в гнезде больше нет. Думала она, думала и надумала: «Съем-ка я яйца у воробьихи».
Говорит она воробьихе:
– Воробьиха, воробьиха! Дай мне твои яйца. Я их съем. А не дашь – пойду на тебя войной.
– Нет! Нет! – отвечает ей воробьиха.– Посмотри, какой у тебя грязный нос – ты, видно, копалась во всякой дряни. Не дам я тебе мои яйца – ты их опоганишь. Слетай-ка, достань воды и вымой нос хорошенько. Тогда и проси.
Полетела ворона к пруду:
– Пруд, пруд! Дай мне водицы. Мне нос надо помыть. Тогда воробьиха даст мне съесть ее яйца.
Что ж, возьми,– говорит пруд.– Только кувшин принеси.
Летит ворона к горшечнику, просит:
– Горшечник, горшечник! Дай мне кувшин. Я в него воды наберу – нос вымыть. Тогда воробьиха даст мне съесть ее яйца.
– Ладно,– отвечает горшечник.– Слетай, принеси глины. Сделаю я тебе кувшин.
Полетела ворона к горе и говорит:
– Гора, гора! Дай мне немножечко глины. Горшечник сделает мне кувшин. Я наберу в него воды и вымою нос. Тогда воробьиха даст мне съесть ее яйца.
– Пойди к корове, попроси у нее рог,– отвечает гора.– Вот и накопаешь им глины, сколько тебе надо.
Прилетает воропа к корове и просит:
– Корова, корова! Дай мне твой рог. Я накопаю им глины. Горшечник сделает мне кувшин. Я наберу в пего водицы и вымою нос. Тогда воробьиха даст мне съесть ее яйца..
– Ладно,– отвечает корова.– Только ты принеси травы мне поесть. Тогда я дам тебе рог.
Прилетает ворона на луг и просит:
– Луг, луг! Дай мне травы. Я снесу траву корове, а она даст мне свой рог. Этим рогом я накопаю глины и отнесу ее горшечнику. Горшечник сделает мне кувшин. Я наберу в кувшин водицы и вымою нос. Тогда воробьиха даст мне съесть ее яйца.
– Хорошо,– говорит луг. – Возьми травы, сколько тебе надо. Только сперва серп достань.
Отправилась ворона за серпом к кузнецу.
– Кузнец, кузнец!– просит она.– Дай мне серп – травы нарезать. Я снесу траву корове. Корова даст мне свой рог. Ее рогом я накопаю глины и отнесу ее горшечнику. Он сделает мне кувшин. Я наберу в кувшин воды и вымою нос. Тогда воробьиха даст мне съесть ее яйца.
Кузнец взял полоску железа, раскалил её з горне докрасна и выковал серп. Потом спрашивает ворону:
– Какой серп тебе надо: красный или черный?
– Красный,– отвечает ворона.
Накалил кузнец серп еще больше и положил перед вороной. А ворона просит:
– Положи серп мне на плечи, а то мне самой его не поднять.
Ну, кузнец и положил раскаленный докрасна серп вороне на спину. С треском вспыхнули у нее перья, и вмиг от вороны осталась только горсточка пепла.
С той поры зажила воробьиха спокойно.