Находчивый солдат

(русская народная сказка)

Царю Петру хотелось самому до всего дознаться. Переоденется он иной раз в простое платье и пойдёт по городу: слушает людскую молву и сам в разговоры вступает.

Вот раз зашёл таким манером в питейное заведение. А день был праздничный, народу много набралось. Сидят по трое, по четверо, и кто о чём разговоры ведут.

Огляделся Пётр и подсел к крайнему столу, а за столом солдат сидит.
Пётр и спрашивает его:

— Откуда родом, служивый?

— Костромской я,— солдат отвечает.

Улыбнулся Пётр:

— Земляки, значит. Дед мой тоже из костромских.

— А по какой части, земляк? Что в городе делаешь?

— Мастеровой я, по плотницкой части. Пётр Алексеев зовусь.

— Вот-вот,— солдат говорит,— так я думал, что плотник. У нас, у костромских, это ведь первое ремесло. И дед, и родитель, и сам я — тоже плотники. А что, земляк, закажем графинчик? Пётр отказывается:

— Денег нет. Да и тебе ведь рано утром вставать: служба!

— Это ничего, а денег нет — палаш заложим. Пётр уговаривает:

— Что ты, земляк, выдумал! Палаш заложишь — а вдруг ночью тревога, что станешь делать? Смеётся солдат:

— Наши офицеры да генерал спят до полудни. Семь раз можно выкупить заклад.

— Ну, ты как хочешь, а мне домой пора. Поднялся Пётр и ушёл. А солдат палаш заложил, выпил графинчик и с песенками отправился в казарму.

Утром, ни свет ни заря, в полку тревога.

— Царский смотр, царский смотр! Царь приехал в полк!

Солдат вскочил, амуницию надел, а палаша нет. Что делать?

Раздумывать некогда. Обстругал лучинку, рукоятку сажей зачернил и сунул лучинку в ножны.

А офицеры от малого до большого и сам генерал суетятся, бегают. Построили полк.

Царь прошёл по рядам раз, другой, увидал солдата.

Приказывает:

— Четыре шага вперёд!

Солдат команду исполнил, вышел перед строем.

— Покажи, как учат вас строевой службе. Руби меня палашом!

— Никак нет, не могу поднять оружие против вашего величества.

— Руби — я приказываю!

Схватился солдат за рукоятку и закричал во всю мочь:

— Господи, обрати своё грозное оружие в древо! Размахнулся и ударил Петра — только щепки полетели.

Все солдаты и офицеры ни живы ни мертвы стоят, а полковой поп молиться стал:

— Чудо, чудо бог даровал! Подмигнул Пётр солдату:

Ну, молодец! Люблю этаких. Три дня на гауптвахте посиди, а потом в штурманскую школу отправляйся.